НовостиЕжегодно в России пропадает больше 30 тысяч детей

Ежегодно в России пропадает больше 30 тысяч детей

Сегодня для всей планеты очень важный день — это Международный день пропавших детей. Скорее памятная дата. И тут нельзя не сказать о волонтёрах: благодаря им и объединяющему небезразличию зачастую, поиски и заканчиваются благополучно. Ведь вера и надежда всегда остаются до последнего. 

Вот уже 9 лет Любовь Белых из Липецка ищет своего сына Данила. Ему было 10 лет, когда он не вернулся домой из школы. Она запретила себе плакать, потому что оплакивают мертвых, а Данил – жив, уверена мать.   

«Это его любимая игрушка. Он как раз в 2012-м году пропал, был год Дракона и отцу на Новый год дали подарок вот с этой игрушкой и он постоянно спать ложился, брал», — вспоминает женщина.

Прямо сейчас в Дагестане ищут 4-летнего Мухаммада Забитова. А на прошлой неделе в Нижнем Новгороде пропал и, к счастью, был найден живым 6-летний Артем Василенков. Его увел с детской площадки сумасшедший уголовник – решил сделать “своим сыном”. Вот кульминация поисков – то, ради чего волонтеры ночи напролет ходят по лесам. Два слова: «Найден. Жив».

Волонтер по определению не может быть отстраненным как профессиональный поисковик. Ведь добровольцами движет не долг, а сострадание. Поэтому, они всё принимают очень близко к сердцу. 

«Мы знаем, с кем ребенок дружил и с кем он общался. Это очень большая история, к которой мы приросли и ребенок становится родным. И когда по прошествии недель, месяцев узнаем, что вот он погиб – это личная боль каждого волонтера и тяжелейшее испытание для каждого координатора. И, конечно же, радость неописуемая, когда мы узнаем, что ребенок жив», — рассказывает президент Фонда «Поиск пропавших детей» Дмитрий Второв.

Поисками детей занимаются люди самых разных профессий. И все они как-то находят время. Гульнара Эльдарова – мать четверых детей. И при этом координатор поискового отряда. Все началось с того, что однажды в новостях она увидела, как ребенка убило равнодушие взрослых.

«Ребенка искали-искали, но, к сожалению, нашли уже погибшим, потому что прошла ночь и ночью ребенок замерз. И мне запомнился тот факт, что он спутал палатки, зашел в палатку к другим отдыхающим, и они ему просто сказали «ты ошибся, иди поищи своих». И он пошел искать своих, и в результате заблудился», — говорит Эльдарова.

Успешный кинолог Светлана Монакова однажды тоже решила для себя, что важнее, чем поиски пропавших детей дел быть не может. Она учит собак находить людей в лесу.    

«Ну за эти годы, я 10 лет этим занимаюсь, мы подходим наверное к десяти обнаружениям» — отмечает она.

Мы участвуем в полевой тренировке. Я должен уйти в лес, а бельгийская овчарка Афина – найти меня. И для этого ей не нужно давать вещь пропавшего человека. 

«Поисковая собака реагирует на наличие или отсутствие молекул в воздухе – запаха живого человека. Это преимущественно легочное дыхание наше», — объясняет Светлана

Ухожу в лес на два километра. У человека это занимает минут 20. Афина находит — за две.

Современные технологии помогают найти человека еще быстрее, однако вот законы не позволяют их использовать. У многих потерявшихся при себе есть заряженный телефон. Но волонтеры не могут оперативно получить данные геолокации, это конфиденциальная информация. Таков закон и над его изменением координаторы самого известного в России отряда поисковиков — «Лиза Алерт» бьются последние десять лет.

На этой стене фамилии всех детей, которых поисковики «Лизы Алерт» так и не нашли.  Сотни имен в виде граффити нанес на стену дома на Большой Якиманке в Москве художник Покрас Лампас. Но если бы не волонтеры, на этой стене просто не хватило бы места.

Ежегодно в России пропадает больше 30 тысяч детей

Оставьте ответ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите свое имя здесь

5 × один =

Обновления

ЕЩЁ